Образовательные игры, в которые играют биологи


Вся научная работа профессора биофака МГУ им. М. В. Ломоносова, доктора биологических наук Дмитрия Кавтарадзе пронизана гуманизмом. 7-летнее изучение жестокого обращения с животными превратилось в первую в СССР научную публикацию по исследованию жестокости как феномена. Изучал он и браконьерство как социальное явление с экологическими последствиями. Затем эти труды легли в основу имитационных игр «Координационная комиссия», «Остров» и других, показывающих связи всех компонентов экосистемы и влияние человеческого вмешательства на разных этапах. Разработка и популяризация активных методов обучения и имитационных игр для обучения принятию решений – это отдельное направление деятельности Дмитрия Николаевича, которое дополняет и поддерживает сферу его научных интересов – экология и охрана окружающей среды. Ведь человек – часть природы, и только системный подход позволяет дать объективную оценку их взаимоотношениям.


ИЗМЕНЕНИЯ В ВОСПРИЯТИИ МИРА В ГОД ЭКОЛОГИИ

DSC_2075.jpg— Дмитрий Николаевич, какие сдвиги должны произойти в Год экологии 2017 в сознании и на практике?

— Помимо проведения бесконечных круглых столов и заседаний (которые держат людей вместе, но ничего не создают, это как моления о дожде), решения надо исполнять. Для нас, биологов, географов, геологов, ценность природы – иногда стержень профессии. Решение об организации Года экологии стало началом возврата к вечной работе человека по сохранению и восстановлению. Но для того чтобы в науке, в гражданском обществе удались достижения объявленных целей, необходимо знание, необходима готовность к действиям. У нас нет готовых исполнителей, потому что экология была изъята как общешкольный предмет. Сейчас она должна вернуться: 19 апреля 2017 вышел указ президента №176 «О стратегии экологической безопасности РФ на период до 2025 года», который гораздо конкретнее описал, что и кому надо делать. Мы очень рады, что государство поставило задачу, которая возвращает нас к системе последних десятилетий советской власти, когда качество санитарно-гигиенических и экологических исследований было очень высоким, когда были созданы стандарты, была введена экологическая экспертиза.

— Возможно ли возродить хорошие экологические традиции?

— Экологическая безопасность является составной частью национальной безопасности страны, и сейчас состояние среды стало экономически важным. Нам предстоят серьезные изменения в восприятии разнообразия мира, поскольку охрана природы – это трансформированное отношение людей друг к другу. Мне кажется, что вернется и традиция сдачи бутылок. Современные городские дети уже несколько десятков лет не представляют себе природной среды. Для общеобразовательных школ необходимо возвращение предмета экологии как обучение ценностям и практике: куда бросить батарейку, а куда пластиковую бутылку. Критерием успеха будет не знание, а его применение: в Год экологии нам важно перейти к массовым действиям.  

— Вы рассказывали про разрыв в научной и педагогической картине мира. Как его сократить?

— Надо уменьшить количество звеньев между тем, кто добывает знания, и тем, кто их потребляет, сократить процедурные затраты времени. Сейчас их слишком много: исследователи, коллеги, которые с тобой согласны и которые не согласны, грантодатели,  рецензенты, редактор журнала, который взял или не взял материал; кто решил включить в учебник, когда его напечатали и как распространили, кто прочитал, что понял; учитель, который его освоил, дети, которые это услышали. Мы с вами воспитаны покафедрально, пофакультетно – вы эту кафедру закончили, вот этот факультет, а я другой – и научились мыслить в очень узком коридоре своей профессии. Экологические законы и законы биосферы требуют университетской полноты образования. Мы должны спокойно разговаривать с почвоведом и с биологом, со специалистом по тканям и клеткам или по городской экологии и т. д. Университеты созданы для того, чтобы выпускники имели светскую целостную картину мира. Представитель любой конфессии имеет понятие, как мир устроен и каково его место в нем, а у гражданского общества эта цельность утрачена.



Лекция «Что пора бы знать о себе от самих себя?». Июнь 2016


ОБЛАСТЬ ДОСТИЖЕНИЙ И СВОБОДА ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ В ИГРЕ

DSC_2156.jpg— Уже несколько лет вы привозите нам разные интересные имитационные игры и занимаетесь ими достаточно давно. Чем эти интерактивные образовательные занятия отличаются от привычных лекционных часов?

— Начинающий преподаватель часто ощущает беспомощность, когда выходит в аудиторию и не знает, как передать свое глубокое знание проблем. Со мной так было, когда в 1975 году я начал читать курс охраны природы на биофаке МГУ, который закончил. Обучать экологии только в зале, в аудитории, в классе – недостаточно, неверно. В образовательной игре есть огромная эмоциональная составляющая, без которой все остальное малоинтересно, преходяще. Кроме того, деловые игры (раньше их называли так) замечательны тем, что дают ощущение свободы поступать так, как следует. Например, вы становитесь директором крупного лесохозяйственного предприятия. И вы уже как бы от самого себя отстранены, на вас не действуют шоры и ограничения, которые вы усвоили, ваши изобретательность и опыт просыпаются.  Вы вспоминаете, в каком заповеднике были, что вы там наблюдали. Игра дает вам свободу принятия решений в рамках сценария. Важно, чтобы сценарий был правдивым, потому что можно научить людей неверным, скверным вещам, которые они поймут очень не скоро. Образовательные игры отличаются от других игр необходимостью принимать решения, действовать в цепочке событий.

— Как вы их придумываете? Как формулируется постановка задачи в игре?

— Разных игр сейчас так много, что само слово «игра» стало смущать. Поэтому мы говорим об имитационных игровых моделях, которые позволяют начать принимать решения, но в отличие от кейсов делать это многократно, и расхлебывать собственную неосмотрительность или наоборот достигать необычайной изобретательности своих решений. Кейс или тренажер дает навык принятия решений в так или иначе стандартных ситуациях. У нас в процессе обучения задача другая – дать возможность человеку попасть в ситуацию множественных целей и понять связи. Когда-то возник вопрос: как глаз оператора уследит ход ракеты, разделяющейся на 15-40 боеголовок? Сейчас для управления очень важно освоить метод работы, когда все риски разные. Риск выпить воду плохого качества – это одно, оказаться под воздействием линий электропередач – это другое, жить в сверхплотной популяции людей в городе – третье. Как измерять эти риски? Как их сопоставить, управлять ими? Нас очень угнетает, что интеллектуальная задача не доведена до простоты принятия решений. Может, она никогда простой и не будет, но вы участвуете в этом поиске в процессе игры.  

1001985923.jpg

«Обучение и игра» (М.: Просвещение. – 2009)

— Помимо Школы «Репное», вы проводите эти игры на биологическом факультете МГУ?

— Я провожу их там, куда меня позовут, и после проведения игры мы раздаем ее материалы желающим. Это идеальный момент, когда тот, кто получил информацию, становится ее распространителем. Если мы привели участников к финалу и игра удалась, люди осваивают и присоединяются к передаче нашего способа мышления и ценностей. Можно прочитать пьесу, а потом пойти на постановку в театр, где все иначе. В идеале образовательные игры открывают ту широту вариантов, которая вам до этого не открывалась, – это как образовательный театр. Они расширяют горизонты вашего видения, и вы соглашаетесь с тем, что так может быть. В итоге вы сможете заглянуть в будущее своих решений.

— В каком виде издаются игры?

— Недавно мы издали третью книгу под названием «Модели: управление сложными системами» (2017), где опубликованы работы и упражнения, сделанные слушателями. Самая первая наша книга, ставшая популярной, называется «Обучение и игра» (2009). Вторая «Мастерская игр. Ремесло и искусство» (2013) содержит напечатанные игры моих студентов. Кроме того, мы издаем игровые комплекты. Например, комплект учебных игр и образовательных материалов «Зеленый рюкзак» (2003) я привозил в «Репное». Всего мы напечатали и распространили мы больше 25 разработок игровых моделей и около десяти CD-дисков, других носителей электронной информации, включая комплект образовательных материалов на двух языках для участников 8-й Конференции министров окружающей среды ЕЭК ООН в Батуми в 2016 году.

— Эти книги и комплекты есть в продаже?

— Все это быстро расходится, бесплатно копируется. Но получить игровые материалы недостаточно. Я могу раскрыть вам секреты, рассказать, как играть, но для того, чтобы секрет стал вашим, вы должны научиться пользоваться этим.



Лекция «Наука и искусство управления сложными системами». Май 2017


ПРОЕКТ «УПРАВЛЕНИЕ СИСТЕМОЙ ОБРАЩЕНИЯ С ОТХОДАМИ» В ВОРОНЕЖЕ

DSC_1881.jpg— Под вашим наставничеством выпускники Школы «Репное» занялись проектом переработки твердых бытовых отходов и довели его до логического завершения на бумаге. Был проделан большой труд, разработана схема применительно к Воронежу, сделаны практические шаги небольшие: сами выпускники стали практиковать раздельный сбор мусора, выпустили плакаты об утилизации батареек. Почему реализация проекта застопорилась на уровне города?

— Лекция замечательного В. Ключарева («Как мы принимаем решение» [часть 1, часть 2]. – Прим. «Репное») помогает нам вместе ответить на этот вопрос. Потому что мы с вами привыкли требовать немедленного результата от других. Во многих случаях это невозможно – что не должно никого разочаровывать. Задача, которую мы поставили и полтора года решали в «Репном» – это задача, не решенная на уровне государственной политики. «Репное» позволило объединить интеллектуальные и управленческие силы для создания контура государственной системы, отрасли, которой нет и которая нужна – это разработка и анализ системы, объяснение ее управленческой сущности. И сейчас мы не найдем ни образованного потребителя, ни министерства – они не знают, что делать ни в год экологии, ни на следующий год; часто потому, что не знают, как поведут себя люди. За словом «отрасль» у них еще нет управленческой структуры. Модели, которые были разработаны и освоены в Воронеже, показывают, что люди придумывают такие варианты, которые сидящему в кресле в голову не приходят. Модели управления нужны для того, чтобы выявить методы поведения, ранее не казавшиеся возможными, и учесть их в реальной практике: распределение средств, выделение структур. Поэтому «Репное» сделало то, что в стране пока не сделал никто.

— То есть все было не зря и этот труд может быть реализован позже?

— Как мы знаем из истории науки, часто изобретение сделано в одно столетие, а использовано в другое. Проект переработки ТБО Школы «Репное» надо опубликовать как проектную разработку, прошедшую испытание. На мой взгляд, вполне уместно издание типа брошюры в Год экологии вместе с Министерством экологии, которое тоже не считает это своей задачей, мы все как растопыренные пальцы одной руки, каждый о своем. Но есть кулак, который объединяет все пальцы. Пока такой задачи не поставлено, но она приветствуется президентом страны. Поэтому я не удивлюсь, если до конца года в Воронеже соберутся люди на конференции по проблеме твердых бытовых отходов, и будет показано то, что мы с вами сделали, будут доклады со стороны многих городов. Так же, как вчера, выйдя из вагона на вокзале, вы увидите четыре бака разного цвета для раздельного сбора мусора. Не надо удивляться, что там, может быть, не тот мусор. Мы начинаем социальную практику, и мы должны ее освоить.

карта пунктов приема вторсырья.png

Карта пунктов приема вторсырья в г. Воронеж


— Если начинать с самого бытового уровня, то у нас в проектировке кухонь не заложено столько места под раздельный сбор мусора. Какой проект, какое министерство возьмется это учитывать?

— Вот поэтому появляется «Репное» и берет на себя функции, которые государство сейчас не в силах выполнить. Что было в 60-70-е годы? Государство не могло заниматься охраной природы. Я был студентом тогда, и мы занимались борьбой с браконьерством, писали методические пособия. Это общая гражданская задача. Сейчас профсоюзы начинают оживать, и чем меньше мы пререкаемся, чем больше сотрудничаем друг с другом, тем больше успех. Но чтобы объединить мозговые ресурсы и волю разных людей, нужна координация.

— Как вариант, возможно будет сыграть представителям государства в имитационную игру вместе с научным сообществом и с бизнесом?

— Я не против. Только должен предупредить: во всем мире количество звеньев управления так велико, что люди высокого ранга не желают знать, как внизу будут с этим разбираться. У нас непонимание идет по вертикали. Я бы предложил репновцам подумать, как выйти из границ компьютерного экрана и перейти к человеческим отношениям. Они могут быть произвольны, могут быть справедливы и наоборот, но они все решают. Поэтому нам важно не просто издавать игровые комплекты, а научить людей ими пользоваться. Это как шахматы, в которые играют по-разному. Чтобы решить задачу, мы должны друг с другом играть и учиться в процессе игры.

Беседовала Ирина Трофимова